100 портретов инноваторов в проекте Русского Репортера и Мастерских инноваций

Айсылу ГАРИФУЛЛИНА

24 Декабря 2014

Журнал «Русский репортер» реализует масштабный проект «Нано 100. Люди» об ученых и инженерах которые работают в мире высоких технологий. Проект подготовлен при поддержке Фонда инфраструктурных и образовательных программ и программы «Мастерские инноваций».

Основная цель проекта – показать реальную жизнь инноваторов. Что мы знаем о тех, кто работает в мире инноваций? В новостях о последних достижениях современных технологий мы зачастую узнаем, сколько миллионов рублей инвестировано, какой технологический центр открылся, что сказал премьер-министр о модернизации экономики и так далее. Те же, кто по-настоящему создает технологии будущего, остаются в тени. Мы почти ничего не знаем о том, кто работает в высокотехнологичных лабораториях и наноцентрах, как он туда попал и что он планирует делать завтра.

В течение недели с 22 по 27 декабря на сайте 24.rusrep.ru публикуются портреты 100 инноваторов из десяти городов страны. Шесть героев проекта живут и работают в Казани. Представляем один из 100 портретов проекта – Мурад Валитов, инженер-исследователь в Центренанотехнологий Республики Татарстан.

Мурад Валитов — инженер-исследователь в Центре нанотехнологий Республики Татарстан, а также младший научный сотрудник лаборатории электрохимического синтеза в Институте органической и физической химии им.А.Е.Арбузова и ассистент кафедры физики в КНИТУ в лаборатории спектроскопии, микроскопии и термического анализа.

В наноцентре он работает с комбинацией термоанализатора, инфракрасного спектрометра и газового хроматографа с масс-детектором, который позволяет идентифицировать продукты разложения, выделяющиеся при нагреве образца.

Также Мурад занимается разработкой водородно-кислородных топливных элементов: делает успешные попытки по замене дорогого платинового катализатора на молекулярные металлоорганические катализаторы. А сами топливные элементы можно использовать в качестве стационарных источников энергии в автомобилях вместо двигателей внутреннего сгорания и даже в портативных устройствах, например, ноутбуках, телефонах, плеерах и других приборах.

— Комбинация этого оборудования уникальна для России и есть только у нас, в нашем наноцентре. Это своего рода «комбайн» — пять приборов в одном. Здесь мы анализируем твердые образцы, практически любые — можем взять хоть кусочек вашего фотоаппарата, поместить его в «печь» термоанализатора и нагреть образец до тысячи градусов. В процессе нагрева этот образец изменяет какие-то свойства, а начиная с определенной температуры он химически разлагается с выделением продуктов разложения, которые затем можно будет проанализировать.

— Что это за трубка, которая соединяет термоанализатор со следующим блоком машины?

— Это один из анализаторов — инфракрасный спектрометр. Он записывает спектры «вылетающих» продуктов, и мы можем на начальной стадии выяснить, что у нас выделяется. Иногда на этом можно остановиться, но обычно «летит» многокомпонентная смесь — и тогда мы используем систему газовой хроматографии, которая разделяет продукты в зависимости от скорости их «пролета» сквозь специальную колонку. Так мы можем увидеть, есть ли в образце какие-то вещества, пусть и в малых количествах, которых там быть не должно, например, какие-то добавки, которым не место в пластиковых игрушках.

— Вы ведь не только исследуете твердые вещества, но и разработкой водородного топлива занимаетесь?

— Водородных топливных элементов. На этом была построена моя диссертационная работа. Я разрабатываю мембранно-электродные блоки для этих элементов.

— Как это работает?

— Мембрана проводит протоны и непроницаема для газов, потому что в данной системе водород используется в качестве топлива, а кислород — в качестве окислителя. Эта мембрана с двух сторон сжата электродами, на поверхность которых нанесен катализатор. Поэтому система так и называется — мембранно-электродный блок.



— Как бы вы объяснили на пальцах смысл вашей деятельности?

— Мы занимаемся разработкой одного из видов альтернативного источника энергии, который уже сейчас способен заменить источники, работающие на полезных ископаемых — нефти, угле, газе. И при его работе не происходит загрязнения окружающей среды.

— Получается, что в широком смысле вы можете назвать себя инноватором, изобретателем?

— Инноватор — это такое расплывчатое определение. В моем понимании, инноватор пытается привнести какие-то новые разработки, не обязательно технические. Например, новые системы управления кадрами, разработки новых бизнес-процессов. Все-таки мне больше нравится «ученый» — большую часть времени я посвящаю науке.

— Судя по вашей улыбке, вы уже встречали скептическое отношение к таким определениям, как «инновации», «инноватор»...

— Какое-то скептическое отношение есть. Мне кажется, что люди в России понимают необходимость введения новых технологий, модернизации, но они не в полной мере ощущают эти инновации на себе. У нас очень много талантливых и умных ученых, светлых умов. Наука развивается. Наверное, не в такой степени, как это происходит в западных странах, но у нас есть какие-то разработки, которые, может быть, не так широко освещаются СМИ и часто не находят практического применения. Ученые создают что-то абстрактное, что, возможно, найдет применение и будет интересно, но до практического применения доходят даже не единицы, а сотые доли процента.

— Как вы думаете, из-за чего это происходит?

— Бывают интересные разработки, но сами авторы иногда останавливаются на том, что «вот, я сделал научную работу, получил патент...», а дальше возникают трудности с внедрением. Потому что есть большое количество бюрократических преград, трудности с финансированием, которое бывает непросто найти. И разработчик не всегда может доказать, что это нужно, потому что решение принимают часто не ученые, а люди, оценивающие, скорее, сколько можно будет на этом заработать.

— Вероятно, это еще связано с тем, что у нас ученые редко рассказывают про свои работы публично, в отличие от западных коллег?

— Западные ученые умеют рассказывать про разработки доступным языком. Если же вы посетите наши конференции, то увидите, что у ученых доклады получаются такими глубоко научными, что эти работы — очень интересные и нужные — неспециалисты просто не понимают.

— А вообще ученый «у нас» и «у них» — это одно и то же? Я знаю, что вам есть с чем
сравнить — вы ведь стажировались в Израиле?

— В последнее время у нас статус ученого понизился, это можно сказать даже по уровню оплаты труда. В Израиле ученый — успешный человек, его деятельность по достоинству оценивается, он знает, для чего работает. Знает, что его разработки востребованы и могут быть внедрены. У нас же часто работают «ради отчета». Говоря об общественном мнении, можно сказать, что отношение к ученым у нас всегда положительное. Люди понимают, что ученые должны быть. Что касается стереотипов, некоторые думают, что ученый вечно с пробирками, из-за стола не встает, занимается непонятными вещами... На самом деле это не так — никаких неопрятных сумасшедших в вытянутом свитере. Ученый должен много читать и интересоваться тем, что происходит вокруг.

— А бывает так, что в голову приходит идея на основе случайного явления?

— Да, чаще всего какие-то интересные мысли возникают, когда ты думаешь не о науке, а о чем-то из повседневной жизни, литературу какую-то читаешь... Или на улице увидел что-то, образно похожее на то, чем ты занимаешься.

— Чему вы посвящаете свободное время?

— Ученые — такие же люди, особых занятий, выделяющих их среди других, нет. Про себя могу сказать, что я не остановился на университетском образовании и постоянно стараюсь развиваться. Также я, как и мои друзья, занимаюсь спортом, хожу в спортзал, в этом году приобрел себе шоссейный велосипед и безмерно рад этому. Катаюсь и получаю от этого колоссальное удовольствие. Еще читаю — художественную литературу, литературу по саморазвитию, ну и провожу время с семьей — вечером нужно голову освобождать, приходить домой без мыслей о работе.



— А вы слышали про сериал «Теория Большого взрыва»? Мне кажется, что такие программы как будто говорят: «Смотрите, мы не такие скучные, как вы думаете! Давайте заниматься наукой!» Как вы считаете, мог бы подобный сериал появиться в России?

— Знаю, но я его не смотрю. Да, в таком контексте это было бы интересно. Но это могло бы еще больше испортить мнение об ученых: что они веселятся, не занимаются своим делом — сплошные шутки...

— Как вашим близким не из мира науки пригождаются ваши знания? У вас часто консультируются?

— Бывает, что друзья, родственники звонят по телефону и спрашивают: «Слушай, вот тут какой-то новый продукт выпустили, говорят, что он экологически безопасный, правда это или нет?» Бывает, что друзья просят кого-то подтянуть по физике, рассказать, объяснить. Также коллеги могут спросить, будет что-то работать или нет, как это лучше сделать... Я сам смотрю на продукты питания — я знаю химию, работаю с ней. Понимаю, как различные «Е» влияют на организм, что некоторые вещества могут выводиться длительный период времени или не выводиться вообще, вызывать аллергию.

— Вы всегда мечтали быть ученым?

— В детстве мы постоянно интересуемся, почему появляется радуга, облака, почему под лупой на определенном расстоянии предметы начинают выгорать. Мне всегда были интересны знания.

— Какое фантастическое изобретение вы хотели бы увидеть своими глазами? Машину времени? Телепортатор?

— Машина времени, я думаю, ни к чему хорошему не приведет. Мы должны жить в настоящем. Я хотел бы увидеть какие-то энергоустановки, которые были бы дружелюбны к окружающей среде и не загрязняли бы воздух.

Все портреты

На правах рекламы

Комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
мультимедиа
Встреча первого прямого авиарейса Пекин-Казань-Пекин Интервью с чемпионом мира по борьбе на поясах Раилем Нургалиевым На сцене ТГАТ имени Г.Камала Александринский театр Санкт-Петербурга сыграл спектакль «Ревизор» Завершился гала-концерт XXX Международного фестиваля классического балета Лекция о восприятии и переосмыслении образов Куликовской битвы	П/к посвященная совершенствованию акушерской службы РТ П/к, посвященная результатам экологического мониторинга реки Казанка П/к посвященная внесению изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» Интервью уполномоченного по правам человека в РТ Сарии Сабурской П/к  посвященная особенностям приемной кампании  Казанского ГМУ в 2016 году. Муфтий Татарстана запустил в печать отредактированную версию «Казанского Корана» П/к посвященная II Республиканскому фестивалю-конкурсу «Национальная торговая марка» П/к посвященная реализации дополнительных мероприятий в сфере занятости населения
Лучшие материалы

Пришло время качества

Профилактика подросткового суицида: памятка родителям

Рустем АБЯЗОВ: «Главное – заманить слушателя в зал»

Марат АХМЕТОВ: «В сельском хозяйстве должно везти с погодой»

«МЕГА Казань»: в новую десятилетку с новой концепцией

Реклама.