Владимир АЛЕКНО: «К Олимпиаде надо готовиться четыре года, а не полгода…»

Сергей ГАВРИЛОВ

5 Сентября 2016

Главный тренер мужской сборной России по волейболу и казанского волейбольного клуба «Зенит» Владимир Алекно в беседе с рядом журналистов, среди которых был и корреспондент ИА «Татар-информ», подвел итоги Олимпиады в Рио-де-Жанейро, рассказал о проблемах в российском волейболе и положении дел в казанском «Зените».

Можете подвести итоги выступлению сборной России? Можно ли было что-то поменять?

В. А.:
Слишком мало времени еще прошло, две недели, сложно что-то говорить объективно. Но внутренняя неудовлетворенность есть. Это не тот результат, который бы хотела показать сборная России (нам такого меньше всего хотелось), но он позволяет сделать объективные выводы. Я бы не хотел, чтобы это выглядело с моей стороны как оправдание. Ни в коем случае. Мне оправдываться не в чем. Но на соревнованиях такого уровня мелочей не бывает. К Олимпиаде нужно готовиться четыре года, а не полгода. И к Играм в Токио нужно было начинать готовиться вчера. А не так, что после Игр в Лондоне выступали игроки, которых потом не было в сборной. По разным причинам – у кого-то травмы, кто-то не подошел потом. Не можем мы за полгода до Олимпиады привлечь игрока, а потом требовать от него, чтобы он помог выиграть «золото». Так не бывает.

Непростая сложилась ситуация и до Олимпиады. Практически две недели до отлета в Рио, как бы я ни старался изолировать ребят от телевидения и других источников информации, мы тренировались, не понимая – для чего. Один день – ты едешь, второй день – нет. То сборную России пускают, то нет. И было видно по подготовке, что это выбило из-под нас почву, концентрацию. Но не говорю, что это повлияло на результат.

Потом за три дня до вылета в Рио нам говорят, что Александр Маркин не может поехать. Причину вы знаете, неспортивная. Идет определение по Дмитрию Мусэрскому, где и травма, и общее психологическое состояние. Все это в совокупности сказалось, и он не смог поехать на Игры. С этим мы вылетаем в Рио. У меня нет ни к одному игроку сборной России никаких претензий. Они все по-своему старались. Старались показать все, на что способны, что могли. Конечно, Мусэрского не хватило. Я понимаю, что будь у меня Маркин или Лукаш Дивиш в доигровке… Сергей Тетюхин мог бы провести на Олимпиаде всего два-три матча. Это плей-офф – четвертьфинал, полуфинал, финал. А так ему пришлось играть практически без замен, чудес не бывает. Молодой Егор Клюка, привлеченный в состав за полгода до Олимпиады, играл так, как мог. От него требовать большего сейчас сложно.

Все ребята отдали в Рио все, что могли. И тот результат, который мы показали, – это то, на что мы играем. И строить иллюзий не стоит. Мы отстали. Отстали от всех, прежде всего – в техническом плане. Потом можем говорить уже об уверенности, желании и так далее. Если бы мы могли обыграть американцев, мы бы их обыграли. Дело не в нехватке желания. Когда ты не можешь технически обработать какой-то мяч, добить до пола, принять, как это умеют другие, ты не можешь потом свалить на команду, сказать, что она не хотела. Еще раз скажу – технически мы отстали. Нам нужно двигаться вперед. Нужно сделать выводы, прежде всего по работе в клубах, сборных. Если мы не будем принимать, блокировать, подавать лучше, чем США, Бразилия и Италия, то нам будет тяжело. Я редко опираюсь на статистику, но это как раз тот случай, когда можно сравнить себя и другие команды: мы отстаем.

У вас есть желание остаться в сборной России на посту главного тренера?

В. А.:
На такой вопрос я не могу отвечать до тех пор, пока не пообщался с федерацией. Но у нас в России принято, что если результат неудовлетворительный, то тренер должен взять на себя ответственность. Как правило, тренер делает это и уходит в отставку. И для меня в данной ситуации это самое простое по сравнению с внутренним состоянием, переживаниями. Для меня самая большая ответственность – это то, что происходит внутри меня, то, что я видел в глазах моих ребят. А все остальное по сравнению с этим не так важно. Я пока не обсуждал вопрос моего будущего в сборной России с федерацией и ответить на него не могу.

Предположим, если бы травмированные Мусэрский, Юрий Бережко, тот же Маркин были в сборной России на Олимпиаде, она могла бы выступить лучше?

В. А.:
Сложно сказать, все это гипотезы. Мы не побеждали сильные команды последние года два. А год не могли выиграть у них даже одной партии. Мы начали проигрывать Аргентине! Которая у нас 32 года не выигрывала. И не потому, что мы их недооценили. Один раз – может быть, но не на Олимпиаде. Раньше нашим оружием была «физика», подачей могли убивать соперника, блокировали их. Но сейчас ее принимают, Аргентина ее принимает и все другие, это очень тяжело. И одной «физикой» обыграть соперника тяжело. Если ты технически не готов, то приходится тяжело, против нас нашли оружие. И с Аргентиной, и с Ираном, и со всеми остальными сложно стало.

Все считают, что мы должны были выиграть, потому что мы сборная России. Это неправильно. Сборная России, чтобы выигрывать, должна играть хорошо.

Четвертое место в Рио называют провалом. Вы согласны с этим?

В. А.:
Не могу сказать, что это провал. Назовите другую команду, которая бы выиграла две Олимпиады? Это первое. И второе – мнение неспециалистов меня не интересует. Я знаю все это изнутри, и, конечно, четвертое место – это разрыв души для меня. Но если брать самоотдачу каждого, то это положительный момент.

Игроков на подходе к сборной России, которые могли бы ее усилить, нет?

В. А.:
Проблемные места есть. Это уровень работы в клубах. Есть Максим Михайлов, у которого не все получилось, но у него разрыв сухожилия. А это не мышца. Он делал все, что мог, чтобы быстрее восстановиться. А за ним у нас опытный 31-летний Константин Бакун и молодой Виктор Полетаев. Попадание Виктора на Олимпиаду было на грани. Поверьте, я лишь в последний момент решил, что лучше взять опытного Бакуна. Если у Максима вдруг возникнут проблемы, то заменить его будет сложно. Принимающие наши должны быть более конкурентоспособными, но набираем тех, кто есть.
Наша молодежная сборная что-то выигрывает в 19-20 лет, но для меня это в последние годы уже не показатель. Это хорошо, это важно, но когда 20-летние игроки после чемпионатов мира не попадают в клубы Суперлиги... Я не говорю об основном составе. Когда-то Сергей Гранкин, Юрий Бережко, Александр Волков и Алексей Остапенко пришли после победы на молодежном чемпионате мира и стали игроками Суперлиги. Я говорю просто о попадании в заявку команды.

Андрей Ащев и Игорь Кобзарь, представлявшие в Рио «Зенит», играли там мало, почему?

В. А.:
Они все играли, на своем уровне. Ащев очень добавил в сборной, отошел от операции, к концу Олимпиады он выглядел так, как и должен играть Ащев. Надеюсь, он не остановится. То же самое могу сказать и про Кобзаря. Он по-своему смел, играет на международном уровне, выходит и помогает. В отличие от Дмитрия Ковалева. Полтора года после Олимпиады в Лондоне Ковалев был дисквалифицирован, потом ушел в клуб, который борется за выживание («Урал» – прим. Т-И). У него катастрофически мало опыта международных матчей, а мы хотим от него, чтобы он выиграл Олимпийские игры. Не бывает такого! Своим талантом и физическими способностями он в какой-то момент вселил надежды, но потом стало очевидно, что пока он не играет в клубе на высоком уровне, он средний игрок и в сборную попасть ему будет сложно. Он знает об этом, мы с ним общались.

Либеро Алексей Обмочаев подвел сборную?

В. А.:
Прежде всего он подвел себя. У него была возможность вернуться в «Зенит», выступать в сборной, поехать на вторую Олимпиаду, но он все это перечеркнул. Больше мне нечего добавить.

Кто заменит Алексея Вербова в сборной?

В. А.:
Надо посмотреть молодежь. Может быть, Валентин Голубев, Валентин Кротков.

Перед Олимпиадой в Лондоне сборная столкнулась с настоящей эпидемией травм. Что-то сейчас изменилось?

В. А.:
Ничего не изменилось. Травматизм у нас очень высокий, причем травмы преследуют и возрастных игроков, и молодых. Травмы серьезные. Мениск вообще как насморк. Ребята рвут сухожилия, ахиллы, плечи, на спине грыжи вылезают. Это законы современного профессионального спорта, это крест игрока сборной. Без нагрузки невозможно подготовить игрока. С другой стороны, в мою бытность игроком травмы тоже были, но у нас не было такого, чтобы во время тренировки весь стол забит разными препаратами, хоть аптеку открывай! А в сборной этого еще больше! Игроки пьют какую-то цветную воду, горсть таблеток перед тренировкой, горсть – после. Я спрашиваю докторов, а они говорят, что у игроков идет огромный расход ресурсов – соли, аминокислоты, и все это надо восстанавливать. Каждые две недели берутся анализы крови, биохимия, на основании чего врачи и предлагают ребятам восстановительные препараты. Только каторжная работа дает результат.

Говорят, в Рио российских спортсменов просто замучили забором допинг-проб.

В. А.:
Да просто издевались! Поднимали в 6.30 утра по два-три игрока. В этом плане явно было предвзятое отношение к нам, очевидно. Самое сложное в том, что анализ мочи нужно сдавать на глазах у допинг-офицеров. Не каждый же может сдать анализ, когда на тебя стоят и смотрят в упор. Некоторые просто блокируются, переклинивает ребят. Были те, кто по три-четыре часа не мог сдать анализ. Более того, выпить можно было только бутылку воды, потому что иначе допинг-проба может дать неверный результат.

Как вам уровень судейства в Рио?

В. А.:
Нормально все было. Разве что с Бразилией в полуфинале был перебор. На уровне полуфинала Олимпиады, наверное, можно было и не показывать такую явную предвзятость. Не могу сказать, что все было так плохо.

Иван Зайцев, игрок сборной Италии, сказал, что «Зенит» убивает российский чемпионат с точки зрения денег и «фактора Алекно». Согласны?

В. А.:
Иван может говорить все что угодно. Когда у него фамилия Зайцев, и он говорит, что он итальянец, может говорить, что угодно. Ему уже ответили: в Италии было «Тренто», которое никому не давало вздохнуть на протяжении трех-четырех лет, собрав лучших игроков. И все молчали! Значит, это не убивало чемпионат Италии? А сегодня я очень рад, что «Зенит» признают сильной командой и я работаю здесь, это честь для меня. И я буду делать все, пока мне доверяют, чтобы «Зенит» был самой сильной командой.

Есть ли смысл использовать какие-то искусственные ограничения в клубах для пользы сборной России?

В. А.:
Это больная тема. Можно ее понять. Козырек кепки так перевернуть, потом так. Сегодня возьми «Зенит» и попробуй сделать какой-то эксперимент с молодежью. Вы, журналисты, первые же начнете критиковать, а есть еще и руководство клубов, которое платит деньги и хочет результат. Это внутренняя политика клуба, тренерское видение. Поэтому, чтобы понять, на что способен Виктор Полетаев, он отправлен в «Кузбасс». Он молодой парень. Давайте посмотрим на него сейчас.

А то у нас получается, что в сборной России есть игроки, которые в клубах сидят в запасе. Я всегда это критиковал, а когда сам стал так делать, то стал оправдывать тем, что работаю с ними и знаю их. Но это неправильно и ненормально. Кандидаты в сборную России должны играть, а я смотреть на них. Например, ответственность за Алексея Спиридонова я беру на себя. Я передержал его на скамейке в «Зените». Из «Зенита» никто никуда не уходил, сделав шаг назад. Леха не сделал шаг вперед, и это моя вина. Но был тяжелый чемпионат, я не мог ему доверить больше, поэтому и не стал ему препятствовать уйти в «Енисей».

Есть мнение, из-за выступления в «Зените» двух доигровщиков-легионеров Вильфредо Леона и Мэттью Андерсона страдает сборная России. Может быть, стоит ужесточить лимит?

В. А.:
Лимит в чемпионате России оптимальный, даже идеальный. У «Зенита» есть возможность, поэтому играют эти игроки, завтра не будет такой возможности – играть будут другие. А что касается того, что страдает сборная… Все клубы могут участвовать в развитии принимающих. То же московское «Динамо». Но там сейчас Денис Бирюков, Александр Маркин, Дмитрий Ильиных, Юрий Бережко. Двое из них будут сидеть на скамейке. Это стратегия клуба и выбор самих игроков.

В 2017 году Леон будет играть за сборную Польши, с ним это будет другая команда?

В. А.:
Да, это будет другая команда.

Скоро вам снова лететь в Бразилию на чемпионат мира среди клубов. Это единственный турнир, который «Зенит» пока ни разу не выигрывал. Важно там победить?

В. А.:
Важно все. Хотелось бы выиграть. Другое дело, насколько справедлив формат турнира, когда после четырех игр можно назвать победителя сильнейшим клубом мира. Попробуем.

«Зенит» становится клубом, который все не любят. Чувствуете к себе негативное отношение со стороны коллег?

В. А.:
Чувствую. Это неизбежно, потому что сильных не любят. В свое время таким был Белгород, базовый клуб сборной. Они никому даже «Мяу» не давали сказать. Все команды понимали, что шансов у них мало, потому что там собраны лучшие. Прежние результаты нашей команды стали историей, остались на бумаге. Мне глубоко наплевать на то, кто и что говорит про «Зенит». Я буду делать все, чтобы «Зенит» побеждал всегда и везде. Получится это или нет, это уже другой вопрос. Недавно читал интервью Александра Волкова и полностью с ним согласен. Если кому-то мешает «Зенит», собирайте сильных игроков, создавайте сильную команду и побеждайте.

Набирает популярность идея создания базовых клубов для сборных, в хоккее это СКА (СПб). Как вы к этому относитесь?

В. А.:
Не вижу в этом ничего плохого.

Что вы можете сказать о новичках «Зенита»?

В. А.:
Владимир Мельник – опытный игрок, когда-то был в сборной и неплохо там играл. Его физическое состояние никак не говорит о его возрасте, работает парень. Надеюсь, он нам поможет. Валентин Кротков – у него есть огромное желание и неплохие шансы. Он старается, но говорить о нем как о либеро сборной еще рано, хотя я его привлекал в сборную, где он не терял время. Посмотрим. Артем Вольвич раскрылся в Рио, я рад за него, он показал там сильную игру, очень прилично сыграл. Это игрок хорошего уровня.

Владислав Бабичев ушел из команды или он остается при клубе?

В. А.:
Он остается при клубе, будем помогать. У меня есть огромное желание помочь 36-летнему Алексею Вербову стать тренером. Думаю, из него получится хороший тренер, я вижу в нем какую-то нить. Договорились с ним, что после Олимпиады в Рио он еще год поиграет в «Зените». И мы дадим ему шанс попробовать себя в тренерской работе. Может быть, в отдельных матчах я доверю ему тренерский процесс. А дальше все будет зависеть от него.


Комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
мультимедиа
Татарча КВН Волгоградский хендбайкер Алексей Костюченко – посол мира международного велопробега пресс-конференция гастроли Александринского театра П/к по строительству спортивных площадок Торжественное заселение соципотечного дома микрорайона М-14 П/к посвященная совершенствованию акушерской службы РТ П/к, посвященная результатам экологического мониторинга реки Казанка П/к посвященная внесению изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» Интервью уполномоченного по правам человека в РТ Сарии Сабурской П/к  посвященная особенностям приемной кампании  Казанского ГМУ в 2016 году. Муфтий Татарстана запустил в печать отредактированную версию «Казанского Корана» П/к посвященная II Республиканскому фестивалю-конкурсу «Национальная торговая марка» П/к посвященная реализации дополнительных мероприятий в сфере занятости населения
Лучшие материалы

Пришло время качества

Профилактика подросткового суицида: памятка родителям

Рустем АБЯЗОВ: «Главное – заманить слушателя в зал»

Марат АХМЕТОВ: «В сельском хозяйстве должно везти с погодой»

«МЕГА Казань»: в новую десятилетку с новой концепцией

Реклама.