Александр МИХАЙЛОВ: «Исследования свидетельствуют о достаточно ровной обстановке в РТ»

Алия Замалеева

18 Апреля 2014

Очередной выпуск программы «Пятница с 13-го» посвящен проблемам проведения социологических опросов, методикам их проведения и многообразию исследований. Гостем студии ИА «Татар-информ» на этот раз стал генерал-лейтенант полиции, член президиума общероссийской общественной организации «Офицеры России» Александр Михайлов. Беседу вел генеральный директор ИА «Татар-информ» Леонид Толчинский.



Что вас привело в Казань? Вы выступали на заседании Экспертного совета по общественно-политическим и этноконфессиональным вопросам при КФУ. Что вы хотели донести до участников мероприятия?

А.М.:
Некоторое время назад руководитель Аппарата Президента Татарстана Асгат Сафаров предложил мне войти в экспертный совет, который занимается вопросами межнациональных отношений, политических проблем. Я принял его предложение.

На заседании мы рассматривали мониторинг, связанный с политической ситуацией, влиянием отдельных персон на политическую ситуацию, угрозой, которая реально существует в Татарстане. Может быть, это даже не угроза, а некие обстоятельства, которые рассматриваются как угроза. Рассматривались межнациональные, межконфессиональные отношения.

Признаюсь: я ощутил достаточно специфическую атмосферу этого обсуждения, потому что люди, которые живут в Татарстане, очень болезненно реагируют на различного рода домыслы и слухи, которые появляются в СМИ.

Мы также говорили о проблемах мониторинга, о подходах к его проведению. Меня как практика всегда интересует один вопрос – что у нас в результате. Мы можем провести мониторинг, можем сделать безумно интересное исследование. Как человека, который работал в аналитическом управлении ФСБ, меня всегда интересовало «исходя из изложенного полагали бы». Когда мы с вами подводим некую черту, дальше мы должны сказать это. И мы должны сформулировать те предложения, которые могут реально повлиять в сторону улучшения межнациональных и межэтнических отношений, политической ситуации.

В последнее время есть такое ощущение , что исследованиями занимаются все, кому не лень. Появилось огромное количество докладов, результатов…

А.М.:
Которые никто не читает.



Как отделить зерна от плевел? Как понять, что это те исследования, на которые можно опираться? А вот это просто мусор?

А.М.:
Я бы начал с мусора. Дело в том, что у нас сегодня мусора такое количество, что даже сложно найти причину появления той или иной информации. Особенно это связано с мониторингом СМИ по оценке политической ситуации, по оценке персон. Потому что мы живем не только в мире СМИ, но и в мире социальных сетей, который также используются как источник информации. Хотя там дезинформации более чем достаточно.

Мне кажется, что социальные сети являются полем для информационной войны. В соцсетях можно скомпрометировать любого политика, при этом все будет анонимно. Но эта информация будет гулять по СМИ со ссылкой на неустановленный источник. Вот это меня очень волнует.

Но это исследование было проведено на научной основе с помощью опросов, сравнений. Там содержалась только объективная информация, которая дает возможность зафиксировать состоявшуюся картину. Я признаюсь – меня эти исследования не удивили, потому что идея заключалось в том, чтобы разобраться в ситуации, которая происходит в Татарстане, на фоне той волны, поднятой неизвестно кем и в каких целях, что Татарстан – это якобы какая-то очередная пороховая бочка. Я понимаю, что граждан республики это очень здорово задевает. Какая пороховая бочка? Абсолютно комфортные, гармоничные отношения между конфессиями, между национальностями, никаких особых противоречий нет, а те, которые есть, не выходят за рамки. Я сегодня говорил – когда вы так реагируете на межнациональные и межконфессиональные отношения, если бы я приехал из Дагестана, сказал бы: «Нам бы ваши проблемы». Потому что у нас существует огромное количество субъектов РФ, где проблемы достаточно сложные. Но при этом журналистам или политологам неинтересны эти субъекты, потому что взрывная ситуация там была, есть и будет. Что такого неожиданного может произойти в Ингушетии? А вот в Татарстане, в благополучной республике, любой инцидент на межнациональной почве приобретает характер мины замедленного действия.

Что показали исследования, которые мы обсуждали? В принципе, они показали достаточно высокую стабильность и политической, и межнациональной обстановки в РТ. У меня возникло ощущение, что если мы даже проведем подобное исследование через полгода, год, мало что изменится. Это моя точка зрения. А может, и вообще ничего не изменится, потому что есть стабильность в республике, во власти, в отношениях… И, как следствие, фокус-группы останутся приблизительно на одном уровне. Что волнует людей? Проблемы, которые волнуют население по всей России: коммунальные услуги, низкая заработная плата и т.д.

Что же касается межнациональных отношений, есть какие-то шероховатости, но они не выходят за уровень общей погрешности в целом в стране.

Я обратил внимание на то, что фокус-группы 19-25 лет представляют некую агрессивную, протестную среду. К сожалению, в этом исследовании мы не нашли причину, почему так происходит. Для меня они очевидны. 19-25 лет – это возраст человека, который входит в жизнь, есть амбиции, человек строит свою семью. И все проблемы, которые есть в обществе, им наиболее остро воспринимаются. Отсутствие жилья, невозможность обустроить свой быт и др. Вот этот возраст оказывается наиболее активный, в какой-то степени протестный, в какой-то степени агрессивный. Но это объяснимые вещи.



Есть же проблема образованности...

А.М.:
Меня серьезно тревожит то, что за последние годы мы сформировали определенный пласт людей, который никогда работать не будет. Мы выпустили огромное количество специалистов в области экономики, юристов… Возникает ощущение, что количество мест в вузах больше числа выпускников школ. При этом мы испытываем дефицит рабочей силы.

Вот кризис, который сегодня разразился в связи с украинскими событиями. Он, безусловно, приведет к тому, что мы вынуждены будем строить свою промышленность. Не просто строить, восстанавливать на принципиально новом уровне. Но с помощью менеджера мы не построим. Нам нужны специалисты со среднем специальным образованием, с высшим инженерным образованием – те, кто что-то умеют делать руками. Но есть огромное количество офисного планктона, который всегда будет неустроен. Он ничего не умеет. Только формально обслуживает некий холдинг. Кризис, который мы сейчас будем наблюдать, связанный с санкциями, вызовет серьезную потребность в рабочих руках, людях, которые что-то умеют.

Удивительная вещь, когда мы говорим о Украине, мы должны понимать , что причиной всех этих событий были несколько факторов. Первое – семейно-олигархический клан , которые приватизировали все, что можно было. Второе – коррупция правоохранительной, судебной системы. Власть на Украине поставила на службу своим личным корыстным интересам всю государственную машину, связанную не только с законом, но и даже с судопроизводством. Когда люди, доведенные до отчаяния, начинают возникать в такой ситуации – это естественно. На Евромайдане появилось много людей, справедливо протестующих против чего-то. Как всегда появился отряд баб особого назначения, которые в первых рядах устраивают жесткие истерики . Третье – это огромное количество бомжей, нетрудоустроенных людей. Они оказались там, где напоят, накормят и спать положат. И последнее – это «серые гуси», которые приходят в место повышенного возбуждения либо для самореализации, либо для достижения материальных интересов. Именно этот полууголовный сброд сформировал отношение к Майдану. И сегодня мы видим его последствия. Они не задумывались над законностью или незаконностью своих действий. Они просто решали свои задачи в большинстве своем. Они не просто так вышли. Понятно, что там большие деньги крутились. Не российские рубли.

Как раз эта категория в возрасте 19-25 лет составляет основу этого Майдана. Это люди, которые пытаются себя реализовать в каких-то формах. У нас такая история была в 1991, 1993 годах, когда многие пытались решить свои личные корыстные и не всегда законные задачи.

Мы посмотрели на мониторинг, который сделали в РТ. Он свидетельствует о достаточно ровной обстановке. Сделан хороший скрининг обстановки политической на территории РТ, хотя за этим что-то должно следовать.

Чего я боюсь? К сожалению, когда мы сталкиваемся с любым исследованием, то говорим: давайте предложения. Все предложения связаны с нормативно-правовой базой – принять закон. Их не интересует, как он будет работать. В России по большому счету есть все законы, которые необходимы. Опер, который работает на земле, если он включает мозги, может решить любую задачу в рамках действующего законодательства. Вопрос заключается только в том, что мозги очень часто не включаются и, как следствие, единственным вариантом реализации является принятие закона.

То есть все-таки напряженность, в том числе межнациональная, рождается из социальной неудовлетворенности общества...

А.М.:
Неудовлетворенность в обществе была всегда, противостояние власти было всегда, в какие бы времена мы ни жили. Когда я говорил о неудовлетворенности жизнью категории от 19 до 25 лет, я задумался, почему же старшее поколение более или менее лояльно. По одной простой причине – старшее поколение воспитано в условиях разумного потребления.

В одном из федеральных изданий недавно был опубликован рейтинг межэтнической напряженности в России. Авторы доклада окрасили регионы в пять цветов: красный обозначает наибольшую напряженность, синий – самые спокойные регионы. «Красными» оказались Москва, Петербург, Ставрополье и Татарстан. Откуда это появилось?

А.М.:
Основной причиной появления такой информации является то, о чем я уже говорил ранее – стремление показать, провести свое исследование и обнаружить некую мину замедленного действия в благополучном субъекте. Там пять субъектов. Любой факт воспринимается журналистами как сенсация, бомба. Но мы же являемся заложниками непрофессионализма во всех сферах. Я не буду говорить о социологии. Это особая тема, не моя тема, а вот про журналистику я могу сказать с полной ответственностью. Когда подбирают экспертов, журналист при этом ни за что не отвечает – это сказали эксперты.



А как же тогда происходит, что выбирают именно таких людей в качестве экспертов?

А.М.:
У нас огромное количество исследовательских центров. Мне показали исследование, которое называется «Гроздья гнева». Это произведение Стейнбека, написанное в 1937-1939 годах. Оно посвящено кризису США в 30-х годах в низовьях Миссисипи, где были засушливые бури. «Гроздья гнева» каким-то образом привязаны к Республике Татарстан. Я посмотрел – там очень много ссылок разного рода. Это же через поисковик выбрали огромное количество слов: «Татарстан», «межконфессиональные отношения»... И это выдали за исследование. Я понимаю, что в этом есть своя методика. Меня раздражает другое – каждое исследование должно быть направлено на то, чтобы улучшить.

Есть такое подозрение, что часть таких исследований, возможно , сознательно заказывается. В том числе и не без участия спецслужб определенных государств.

А.М.:
Я, как профессионал, сторонник того, что, пока за руки не пойманы, всегда воздерживаюсь от прямых указаний такого рода. Я вижу факт, и если этот факт я не могу объяснить, это не значит, что приложена рука специальных служб. Факт остается фактом. Кроме материальной выгоды при проведении таких исследований человек может преследовать выгоду тщеславия и честолюбия.

Такие исследования, о которых вы только что говорили, вызывают бурную реакцию. Может быть, не реагировать на это?

А.М.:
Когда мы сталкиваемся с глупостью, может быть только две реакции – либо сверхбыстрая, либо никакая. Второй вариант наиболее унизителен для тех, кто пытался нас вызвать на какую-то реакцию. И очень часто мы сталкиваемся с тем, что не заслуживающая внимания информация воспринимается как мировая трагедия. Я всегда отговаривал своих руководителей писать опровержение. Статья живет один день в газете. Завтра ее забыли до того, как ты подашь опровержение. На многие вещи надо закрывать глаза, реагировать спокойно, но вести свою политическую линию и самое главное – информационную.

Я довольно часто бывал и бываю в Казани. В первом Президенте Татарстана я всегда видел мудреца, спокойно реагирующего на многие вещи. Он не дергается и мудро объясняет всем, если такая нужда возникает. Мне кажется, и в этой ситуации на многие вещи надо спокойно реагировать. Главное - приглашать этих экспертов: «Вы написали это, а давайте посмотрим. Вы говорите про этот факт, давайте найдем этот факт».

Как вы относитесь к социальным сетям и людям, которые туда погружены?

А.М.:
Я сам много времени провожу в социальных сетях и могу сказать – это кладезь для формирования информационной политики в РФ в целом. Для спецслужб это вообще клондайк – сегодня не нужно спецслужбам выявлять намерения определенного круга лиц, они зарегистрированы в сетях и выражают свое мнение. Многое, что там есть – это полный состав преступления. События последнего времени привели к очень мощному расслоению участников социальных сетей. Как только человек выступает с критикой действия руководства , я имею в виду – руководства РФ, в аккаунте у другого, который не критикует, появляется соответствующая информация. Сети начали формироваться по принципу свой/чужой. Вообще социальные сети – вещь неплохая, которая представляет колоссальный интерес как форма воздействия на людей.

Какова ваша позиция по Украине. Все позитивно закончится или же нам ждать худшего развития событий?

А.М.:
Худшее развитие будет для тех, кто все это затеял. Украину так дербанить нельзя. Я полагаю, что пройдет время, и все встанет на свои места.
Комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
мультимедиа
 Интервью с режиссером Оксаной Сенчуговой Передача высокотехнологичного медицинского оборудования для экстренного кровообращения для ДРКБ Восстановление Храма всех религий Круглый стол “Как убрать бездомных животных с улиц. Успешный и гуманный опыт Германии” Матч П/к посвященная совершенствованию акушерской службы РТ П/к, посвященная результатам экологического мониторинга реки Казанка П/к посвященная внесению изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» Интервью уполномоченного по правам человека в РТ Сарии Сабурской П/к  посвященная особенностям приемной кампании  Казанского ГМУ в 2016 году. Муфтий Татарстана запустил в печать отредактированную версию «Казанского Корана» П/к посвященная II Республиканскому фестивалю-конкурсу «Национальная торговая марка» П/к посвященная реализации дополнительных мероприятий в сфере занятости населения
Лучшие материалы

Пришло время качества

Профилактика подросткового суицида: памятка родителям

Рустем АБЯЗОВ: «Главное – заманить слушателя в зал»

Марат АХМЕТОВ: «В сельском хозяйстве должно везти с погодой»

«МЕГА Казань»: в новую десятилетку с новой концепцией

Реклама.